Международная выставка мебели, предметов интерьера, материалов, комплектующих и оборудования для деревообрабатывающего и мебельного производства
8 - 11 апреля 2020 • Краснодар, ВКК "Экспоград Юг"

Мебельная промышленность России: рост несмотря на сложности

новость
Мебельная промышленность является небольшой, но неотъемлемой частью всего лесопромышленного комплекса страны и драйвером развития смежных отраслей, отметил генеральный директор Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России Тимур Иртуганов на пленарном заседании Петербургского Международного Лесопромышленного Форума, прошедшего 25-26 сентября в Санкт-Петербурге (организатор ВО «Рестек»).
Мебельная промышленность России: рост несмотря на сложности
В рамках пленарной дискуссии «Российский ЛПК: цифры, факты, оценки и прогнозы» эксперты рассмотрели отрасль во всех ее проявлениях – от лесного хозяйства и проблем лесовосстановления до целлюлозно-бумажной промышленности, от развития внутреннего производства до экспорта несырьевой продукции ЛПК, от Лесного кодекса до мер господдержки отрасли и не только. И, естественно, все те проблемы и аспекты, которые влияют на лесопромышленный комплекс страны в целом - вопросы нормотворчества в лесном хозяйстве, экспорт необработанной древесины, нехватка сырья при не осваиваемой расчетной лесосеке и т.д - влияют и на развитие мебельной промышленности, просто эта цепочка влияния гораздо длиннее. При этом мебельная индустрия стимулирует развитие производства и древесных плит, и фанеры, и пиломатериалов, поскольку является потребителем продукции этих отраслей. Соответственно, все усилия, направленные на развитие мебельного производства, в том числе и экспорта мебели, непосредственно влияют и на смежные отрасли. О развитии глубокой механической переработки древесины и инструментах господдержки рассказал на форуме руководитель АМДПР.
 

 

Статистика с большим допуском

Прежде всего, начиная разговор о целевых показателях в мебельной отрасли, Тимур Иртуганов отметил, что данные РОССТАТа, на которые ссылается АМДПР, по производству мебели несколько занижены. Поскольку в официальной статистике невозможно учесть то, что происходит в «сером» секторе. Мебельный бизнес сильно подвержен  соблазну как можно большую часть информации о себе спрятать. Сегодня никто в России, ни одна организация или институт учета не знают точное количество мебельных производств в стране, при чем даже с большим допуском. Так, например, часто говорят о 10 тыс. фабрик и цехов, а один из крупнейших поставщиков специализированного оборудования насчитывает в своей базе порядка 25 тыс. юридических лиц, занимающихся производством мебели в России. Сложно оценить степень завершенности этой цифры, но, вероятно, истина где-то между этими показателями. Тоже самое касается и объемов производства. Тем не менее, официальные данные РОССТАТа - это та статистика, на которую можно опираться при разговоре о развитии мебельной промышленности нашей страны.
 

Производство мебели в России

Начиная с 2015 года производство мебели в России стабильно растет. Так, по оперативным уточненным данным РОССТАТ, в 2018 году рост составил более 25% (в денежном выражении - 189,7 млрд руб.), а в первом полугодии 2019-го уже зафиксировано +8% по сравнению с этим же периодом прошлого года (90,9 млрд руб.). Динамика по первому полугодию традиционно чуть ниже, чем во втором, но тенденция по итогам года уже очевидна. К слову, показатели производства мебели в России уже приближаются и, судя по всему, к 2021 году достигнут показателей, запланированных только на 2030 год в принятой ранее Стратегии развития лесопромышленного комплекса РФ, но это не значит, что отрасль остановится на достигнутом. Такая динамика лишь демонстрирует хороший потенциал для развития производства мебели в нашей стране.

meb_proiz.jpg

Распределение мебельного производства по федеральным округам в целом отражает покупательскую способность граждан, хотя есть и исключения. Например, Уральский федеральный округ - достаточно богатый, с большим количеством населения, один из первых по уровню жизни и абсолютному количеству людей - находится на одном из последних мест в производстве мебели. Тоже самое касается и Южного федерального округа. При этом наблюдается тенденция сокращения доли производства мебели в крупных городах. Так, например, в прошлом году практически вдвое упала доля Санкт-Петербурга по отношению ко всему российскому производству.

meb_fo.jpg

Если взглянуть на структуру мебельного производства в нашей стране, то отдельный интерес представляет сектор «офисная мебель». Здесь доля производства в 2017-2018 году выросла практически в 1,5 раза в процентном соотношении и почти в 2 раза в денежном выражении. Отчасти такой серьезный рост связан с тем, что весь 2018 год действовало постановление Правительства РФ №1072, согласно которому были запрещены закупки импортной мебели по 44 Федеральному Закону. Казалось бы, это реальный пример того, как действует конкретный инструмент господдержки, но 1 декабря текущего года истекает срок действия постановления и, вероятно, оно не будет пролонгировано.

struk_meb_proiz.jpg
 

Экспорт мебели

В первом полугодии 2019 года экспорт мебели из России увеличился на 6% (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года), но, несмотря на положительную динамику в целом, интенсивного роста экспорта последние годы не происходит. Доля России в мировом экспорте мебели составляет всего 0,25%. Хотя государство здесь всячески готово поддерживать производителей высокотехнологичной продукции, готовых работать на внешних рынках. Так, например, выделено дополнительное финансирование в размере 9 млрд руб. - действуют программы по компенсации части затрат экспортеров российской продукции на сертификацию (постановление Правительства Российской Федерации от 17.12.2016 г. № 1388), на транспортировку продукции (постановление Правительства Российской Федерации от 26.04.2017 г. № 496), на регистрацию объектов интеллектуальной собственности за рубежом (постановление Правительства Российской Федерации от 15.12.2016 г. №1368),  выделяются субсидии на выставочно–ярмарочную деятельность (постановление Правительства Российской Федерации от 26.04.2017 № 488, как раз в конце сентября утвержден список мероприятий, куда вошло 10 выставок по тематике ЛПК).

export_meb.jpg
 

По оценкам участников Международной мебельной конфедерации (в которую в июне этого года вступила и АМДПР), совокупное мировое производство мебели оценивается в 500 млрд долларов. Основные игроки здесь – Китай (неоспоримый лидер с огромным отрывом от других стран), США, примерно равные позиции занимают Германия, Италия, Индия, Польша... Доля России здесь 0,7%. Глобальный мировой экспорт мебели оценивается в 160 млрд долларов. И здесь вновь с колоссальным отрывом первое место среди экспортеров занимает Китай, в равных долях находятся Польша, Германия, Италия, Вьетнам. Вклад России в мировое производство мебели и экспорт же не рассматривается мировым сообществом в принципе.  Тем не менее, такая статистика абсолютно не значит, что надо опускать руки. У российской мебельной отрасли есть колоссальный потенциал.
 

Импорт мебели

После «проседания» рынка и кризиса 2014-го года вновь наблюдается рост импорта мебели: в 2018 году доля импорта на рынке продаж России составила 49,9%, а в первом полугодии 2019-го уже составила 44,6% (чуть выше, чем за аналогичный период прошлого года).

import_meb.jpg
 

Доля импорта на российском мебельном рынке недопустимо велика, и это при том, что соотношение «цена-качество» российской мебели сейчас одно из лучших в мире. И здесь, уверены в Ассоциации, необходимы не запреты на ввоз импортных товаров, а более действенные меры поддержки собственных производителей, чтобы они по крайней мере на собственном рынке чувствовали себя более уверенно – и это касается не только мебельщиков, но и производителей фанеры и древесных плит.
 

Простой пример с точки зрения логистики, доставки по России: отечественные предприятия существенно проигрывают иностранцам. В нашей стране действует ограничение на массу автотранспортного средства в 44 тонны (наверное, ниже нет в мире ни в одной стране, тем более, экономически развитой). В соседней Скандинавии допустима масса в 60 тонн, естественно, там затраты на грузоперевозки ниже.  В России же вынуждены недогружать автотранспорт, нести дополнительные затраты – все это отражается на себестоимость продукции. Повышение предельно-допустимой массы автотранспортного средства хотя бы до 55 тонн – это была бы реальная поддержка отечественных компаний, и в АМДПР совместно с Минпромторгом России занимаются этой проблемой и ищут пути решения на разных уровнях.
 

С точки зрения поддержки российских производителей, здесь вновь нужно вернуться к постановлению Правительства РФ №1072, установившему запрет на закупку мебели иностранного производства для государственных и муниципальных нужд. С 1 декабря оно прекращает свое действие, но вместо прямого запрета будет введено правило «третий лишний». Все отрасли (кроме оборонной промышленности), которые ранее пользовались инструментами поддержки, ограничивающими доступ импортных товаров на внутренний рынок, будут работать по новому принципу. Суть «третьего лишнего» сводится к следующему: когда два и более отечественных предприятий выходят на торги, импортер автоматически с них уходит; если на торги выходит только один российский производитель, то здесь уже идет жесткая конкуренция с импортерами. Более того, если изначально ограничение касалось закупок только по 44 ФЗ, сейчас речь идет и о 223 ФЗ, куда попадают закупки, осуществляемые  госкорпорациями. Такое решение пришло из жизни, что хорошо иллюстрирует случай, произошедший с некоторыми федеральными ведомствами. Летом этого года три Министерства Российской Федерации и ряд подведомственных агентств переехали в новое современное здание – одну из башен «Москва-Сити»: 42 этажа, сотни квадратных метров площади под меблировку. Несмотря на действие запрета на приобретение иностранной продукции, 100% мебели в помещениях государственных ведомств импортного производства! Поскольку закупка была осуществлена не министерствами, а госкорпорацией «Дом.РФ» по 223 ФЗ. И даже не возымело значение, что российская компания имеет ценовую преференцию 15%... Остаются большие вопросы и к качеству этой мебели. Первое время двери в кабинеты и переговорные не закрывались в принципе – слишком силен был витающий в воздухе запах формальдегида. Через несколько месяцев у обычных офисных кресел (не из красного дерева или натуральной кожи) ценой в 80 тыс. рублей начали отваливаться подлокотники... Соответственно, расширение действия ограничений с 44 ФЗ и на 223 – это вполне актуальная и необходимая мера.
 

Естественно, это далеко не весь перечень необходимых инструментов поддержки отечественных производителей и далеко не полный перечень проблем, которые существуют в отрасли.

- Когда мы смотрим данные РОССТАТ – мы видим рост, - завершил свое выступление на пленаре генеральный директор АМДПР Тимур Иртуганов. - Когда мы общаемся с бизнесом, то понимаем, что количество уже решенных проблем прямо пропорционально вновь проявившимся. И не понятно, какие серьезнее – те, которые уже удалось решить, или те, которые только предстоит. Тем не менее, коллеги, пользуйтесь существующими инструментами господдержки. Пожалуйста, рассказывайте о своих проблемах и нуждах, обращайтесь со своими пожеланиями и предложениями по новым нормам и в целом по отрасли. Сейчас налажена обратная связь с большинством инстанций, институтов и ведомств, которые отвечают за разработку и выпуск новых инструментов поддержки. Давайте будем действовать сообща! Только вместе мы многое сможем сделать!
 

Производство древесных плит и фанеры в России

Основной акцент в рамках пленарной дискуссии в выступлении г-на Иртуганова был сделан на мебельной промышленности, но был затронут и древесно-плитный сектор. Так, спикер отметил, что последние годы в сегменте древесных плит отмечается существенный рост: производство МДФ приросло на 9,5%, а экспорт на 5%. Правда, зафиксировано падение на 20,5% экспорта ДСП при росте производства на 11% в первом полугодии этого года по сравнению с аналогичным периодом прошлого, но с высокой долей вероятности к концу года ситуация изменится. Несмотря на серьезные системные проблемы в производстве фанеры, в этом сегменте так же зафиксирована положительная динамика: в первом полугодии 2019-го фанерное производство выросло на 5,1% в годовом исчислении, а экспорт фанеры на 3%. Подробнее о показателях в этих отраслях ЛПК, о существующих проблемах и возможных путях решения г-н Иртуганов рассказал на второй день форума в рамках конференции «Плиты и фанера».
 

Кроме генерального директора Ассоциации предприятий плитной и деревообрабатывающей промышленности России Тимура Иртуганова в пленарном заседании Петербургского международного лесопромышленного форума приняли участие директор Pöyry Management Consulting Петтери Пихлайамяки, партнер Strategy Partners Андрей Заутер, председатель правления РАО «Бумпром» Юрий Лахтиков, исполнительный директор российского офиса Лесного попечительского совета (FSC) Николай Шматков (модератор), заведующий кафедрой Высшей школы технологий и энергетики СПбГУПТД, почетный член Консультативного комитета по устойчивости лесного сектора продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО ООН) Эдуард Аким, ведущий научный сотрудник Института географии РАН, член Общественного совета при Рослесхозе Евгений Шварц, а также заместитель председателя  правления ПАО «Банк «Санкт-Петербург» Вячеслав Ермолин. 

P9258477.jpg